mila_pavlova: (Default)
Дополнить предыдущий пост о земле хочу ссылкой на фильм "Хлеб и соль" по одноименному роману Михаила Стельмаха.

1905 год. Многие крестьяне Прикарпатья в поисках лучшей доли покидают родные места и едут осваивать земли Сибири. Но те, что остались, начинают борьбу за свои права на землю. Земля никогда не была дармовой, за неё надо платить. И деньги здесь не играют никакой роли. Плата - кровь.

Тому, кто не понимает украинский диалект ссылку не втыкать.
 
Стельмах был достойным человеком и отличным прозаиком, со своим взглядом на историю.

Не знаю, можно ли найти романы Стельмаха на русском языке, но их стоит прочитать. Хотя бы для того, чтобы понять, какие сложнейшие процессы происходили в стране, в которой сражались друг с другом за каждый клочок земли. 

Стельмах автор трилогии романов: "Большая родня", "Кровь людская — не водица", "Хлеб и соль".
Всё о земле.
mila_pavlova: (Default)
Читала я роман "Жизнь и судьба" Гроссмана в "Знамени" в восьмидесятых.
Но то, что я увидела по телеку - не Гроссман.
Панямаю, своя теле-специфика.
Но всё равно - не Гроссман.
Кто угодно - Володарский, Урсуляк, но не Гроссман.
Главное - атмосфера романа. Она была - сама энергия, сила, оптимизм, вера в будущее и любовь к Родине.

Атмосфера фильма - гнетущая, удушливая, депрессивная и потому лживая.
Read more... )
Ночью Еременко вышел из землянки и стоял на песчаном холмике близ воды.
   Карта войны, лежавшая перед командующим фронтом в  блиндаже  в  Красном
Саду, здесь гремела, дымилась, дышала жизнью и смертью.
   Казалось, он узнавал огненный пунктир прочерченного его рукой переднего
края, узнавал толстые клинья паулюсовских прорывов к Волге, отмеченные его
цветными карандашами узлы обороны и места скопления огневых  средств.  Но,
глядя на карту, раскрытую на столе,  он  чувствовал  себя  в  силе  гнуть,
двигать  линию  фронта,  он  мог  заставить  взреветь  тяжелую  артиллерию
левобережья. Там чувствовал он себя хозяином, механиком.
   Здесь совсем другое чувство охватило его...  Зарево  над  Сталинградом,
медленный гром в небе, - все это потрясало своей огромной, не зависящей от
командующего страстью и силой.

Война, которую командующий привык толкать, вдруг втянула его в себя, он
стоял тут, на сыпучем песке, одинокий солдат, потрясенный огромностью огня
и грома, стоял, как стояли тут, на берегу, тысячи и десятки тысяч  солдат,
чувствовал, что народная война больше, чем его умение, его власть и  воля.
Может быть, в этом ощущении и было то самое высшее, до чего  суждено  было
подняться генералу Еременко в понимании войны.

Василий Гроссман 

Profile

mila_pavlova: (Default)
mila_pavlova

June 2014

S M T W T F S
1234567
89101112 1314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 12:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios